На сегодняшний день нет никаких сомнений, что для машин повышенной проходимости необходимо в обязательном порядке наличие полного привода.

В 30-х гг. ХХ века инженеры, напротив, считали, что наличие на автомобиле шарниров привода управляемых колес — это чересчур дорогое удовольствие. Именно это стало причиной того, что передние колеса автомобиля еще долго не решались сделать ведущими. Когда встал вопрос о повышении проходимости машины, было принято решение добавить третью ось, получив в итоге колесную формулу 6х4. Согласно архивным документам, которые сохранились до наших дней, стало известно, что советским инженерам еще тогда стало понятно, что этот путь ведет в тупик.

Начало истории. До начала Великой Отечественной войны в качестве автомобилей повышенной проходимости на территории Советского Союза рассматривались грузовики, колесная формула которых имела вид 6х4. Все имеющиеся крупные автомобильные заводы СССР, расположенные в Москве, Горьком и Ярославле выпускали грузовые автомобили такого типа марок ГАЗ-ААА, ЗИС-6, ЯГ-10. Они были приняты на вооружение Красной Армии, не имея особых замечаний со стороны государственного заказчика.

Тем временем, как военным ведомствам, так и народному хозяйству был необходим автомобиль, вес которого был бы на порядок меньше, чем у ГАЗ-ААА, который весил две тонны. Вот здесь и возникли основные проблемы. Первую опытную модель машины произвели на Горьковском заводе под названием ГАЗ-ТК небольшим количеством. Главной претензией для данной модели автомобиля стало устройство подвески. Молодой сотрудник Технического Отдела завода Виталий Грачев осуществил попытку доработки данного автомобиля. Результатом стало начало в 1936 году испытаний грузового автомобиля ГАЗ-АААА.

Выпуск новой машины. Как раз в это время на заводе ГАЗ была произведена смена легковой модели. На смену автомобилю ГАЗ-А был спроектирован автомобиль М-1. Грачев сразу же занялся разработкой его модификации с тремя осями, которая получила обозначение ГАЗ-21. Это произошло за 20 лет до появления автомобиля «Волга».

Дальше события развивались следующим образом. Когда трехосная модель ГАЗ-21 уже была практически готова к тому, чтобы поставить ее на конвейер, в Москву неожиданно пришло письмо от Грачева. В нем он требовал в довольно решительной форме прекращения испытаний трехосного шасси, и выделения средств на производство шасси с передним приводом, которое на то время аналогов не имело. На дворе был 1937 год, и конструктора вполне могли объявить «врагом народа» за предложение такого рода, последствия чего были бы не самые радужные. Но предложение приняли, и спустя два года уже проводились испытания первого автомобиля с полным приводом советского производства — ГАЗ-61. Что же стало причиной такого хода?

Неисправности ГАЗ-21. Прохождение испытаний данной моделью грузового автомобиля наглядно показало наиболее слабые места. Машина неоднократно преодолевала даже сложные дорожные участки, но частые поломки сводили это преимущество на нет. Наиболее слабым местом автомобиля оказался несущий элемент, который представлял собой переделанную раму от М-1. Существующие нагрузки приводили к трещинам не только в усилителях-косынках, установленных в месте крепления задней подвески, но также и лонжеронов. После двухмесячного испытания грузовик вынуждены были поставить на полную замену рамы. Также не выдержала текущих нагрузок и ходовая часть.

Итог. По итогу проведенных испытаний, комиссия пришла к выводу, что имеющаяся рама не подходит для данного грузовика без проведения усиления. Исправление всех найденных неисправностей производилось «на ходу».

Читайте также